?

Log in

No account? Create an account

Кошка Кантата | Nyan-Nyan Cantata =^_^= - усики

Автор: Yokoyari Mengo и вот ещё http://adultmanga.ru/list/person/yokoyari_mengo


















«Жалко кошечку, но однажды она вернётся к тебе, в одном из следующих воплощений. ^^ Не грусти… У нас так пёсик вернулся, я смотрю в глаза Эда и вижу в нём Рексика. И внешне они очень похожи и повадками. И наш дом ему отчего-то знаком…» >_< ня!

Кавайный приступ

 Кажись я чем-то заразилась от Марико-тян о.О А потом еще вторая. В общем у меня прситуп кавайного отупизма пополам с религиозным пушистым нектазом и мне это нравится. *ушла переживать эмоции под аниме*
 Котики-вертолетики
Шаловливые котики
Истинно винтокрылые
Быстрые, шаловливые
*А тута m_a_ri_k_o Марико-тан и у неё котики-вертолетики в журнале аки фон*
Котики-вертолетики
Шаловливые котики
Истинно винтокрылые
Быстрые, шаловливые
*А тутmariko_26_11 есть иная Марико-тян, только у неё нету котиков-вертолетиков, как фон ((*
Originally posted by mariko_26_11 at Страруда - Истории Чудовищ: Нюхатели. История Вероники.
-Нюхаете да?
-Нух нух.
-Принюхиваясь к цветам и листьям.
-Вы быстро бегаете в траве.
-Вы громко сопите. Соп – соп. Ваши носики такие…
-Мохнатые…
-А-аа…
-Такие ласково-приятные…
-А-хх…

Один исчез в траве. Он пробежал мимо, но она заметила только, как он исчезает в зеленой траве. Она сидела с книгой, впереди были песчаные пляжи, позади лес. Лесом только она называла эти поросшие зеленым…
Водорослями?
Деревья и кустарник…
-Лесами… леса…
Так приятно вертеть это слово на язычке.
-Лес-сами…
Вода поднималась каждый год и так уверенно, как только вода умеет, топила эти деревья. Они с каждым годом становились все кривее и…
Извращеннее?
Read more... )
 
1) Эмо-диско, 2011 Гламурная суицидальная жестокость в неонке.

2) Школьные войны такие школьные, мурр...

3) Принцесса 69 - лучшее хентайное аниме в мире
 

SU girl xDD


Я показала это родителям родителей, они были в шоке, сказали – разложение умов и нравов – но художница молодец, я тащусь. Граната в кармане, лицо с красными пятнами и губы… эм… (токсикоманка?)  тату с лысым на плече и нитка от новогодней игрушки как удавка в руках, «Анечка», собирательный образ советской девочки. Ха xDDDD

 


Teresa's Legacy


Teresa's Legacy


Суперский клип по Клеймор! ^^

Пролог

...Сегодняшний день не принес ничего хорошего. Впрочем, я ничего и не ожидала. Что мог принести этот день? День, в который два года назад все пошло прахом... День, в который разбилось то хрупкое, по-детски наивное счастье...

***

Я повернула ключ в замке, и дверь распахнулась. Я медленно зашла в квартиру. Дверь захлопнулась за моей спиной с резким стуком и каким-то тихим, но очень раздражающим скрипом.
«Надо будет смазать, что ли...» — лениво подумалось мне.
Я скинула с плеча рюкзак, абсолютно не заботясь о его содержимом, стянула промокшую насквозь куртку и противно хлюпающие кроссовки. Да, дождь сегодня лил как из ведра. Но меня не слишком это заботило. Кошка, призывно мяукая, потерлась о мою ногу в мокрых джинсах, фыркнула и указала головой на кухню.
«Я помню, что тебя нужно кормить», — сказала я и пошла вслед за ней.
Готовить не хотелось. Я достала коробку с Вискасом и вытряхнула его остатки в кошачью миску, затем налила молока и, дежурно сказав кошке: «Кушать подано», — удалилась.
Было уже поздно и довольно темно, но свет включать было лень. В темноте наощупь я нашла сухие джинсы с футболкой и быстро переоделась. Капли дождя мерно стучали в стекло.
Я вернулась на кухню, где почти сытая кошка доедала свой ужин. Может, кофе? Да, пожалуй, это лучшее из того, что осталось. Я ставлю чайник и ищу чистую чашку.
Проклятье. С тех пор, как родители уехали отдыхать, я совсем перестала следить за всем этим. Я с ужасом смотрю на гору посуды в раковине. В другой раз я бы оставила все как есть и вымыла бы только нужную мне чашку. Но не сегодня. Нет. Сегодня я бралась за любое дело, только бы не оставаться наедине со своими мыслями. Хотя не очень-то это все и помогало...
Вода была ледяная. Я яростно терла тарелку за тарелкой, кастрюлю за кастрюлей. Пытаясь вместе с грязью смыть все то, что так мешало мне жить в последнее время.
Чайник призывно засвистел, вырывая меня из потока яростного действия. Я не торопясь вытерла руки, подошла к плите и выключила газ. Посвистев еще немного, чайник утих, а я как раз уже успела приготовить горячий ароматный кофе.
Я помню, как выглядит твое лицо, когда ты впервые спрашиваешь: «Почему именно кофе?» В твоих больших глазах заинтересованность. Да. Тогда я тебя интересовала...
Я беру чашку и иду на балкон. Тут холодно. Но это не важно. Я сажусь на широкий подоконник и делаю первый глоток. Горячая жидкость обжигает мне язык и горько першит в горле. Обычно я пью холодный кофе, но сегодня я предпринимаю любые попытки отвлечься от своих мыслей. Пусть даже таким нехитрым способом.
Мысли... Мысли... Иногда я думаю, для чего они вообще нужны. Без них было бы проще, легче, спокойнее... Но я отгоняю эту бредовую идею, вспомнив твои слова:
— Ты мне нравишься такой.
— Какой «такой»? — спрашиваю я.
— Задумчивой... — ты нежно обнимаешь меня и кладешь свою голову на плечо.
А сейчас я сижу на подоконнике и грею руки о чашку.

***

Я помню, в тот день тоже было холодно. Я так же сижу на подоконнике, в задумчивости приложив ледяные пальцы к чашке. Ты как обычно неслышно подходишь ко мне и забираешь ее из рук, попутно сделав небольшой глоток.
— Фу! — говоришь ты, смеясь. — Ну и гадость.
Я только усмехаюсь. Ты не любишь кофе. Ты пьешь только чай. Только зеленый. Какой-то особый сорт. Но это не так важно. Я чувствую твои теплые руки и твое горячее дыхание, согревающее мои пальцы. Ты знаешь, как я люблю сидеть на балконе. Тебе это не нравится. Ты просто боишься, что я простыну и заболею. Я улыбаюсь этой мысли, когда ты только собираешься прочитать мне очередную нотацию. Заметив мою улыбку, ты осекаешься на полуслове, и твои пухлые губы принимают обиженное выражение. Я улыбаюсь еще шире при виде этого довольно милого выражения лица и притягиваю тебя к себе.

***

Твое тепло так нужно мне сейчас. Но тебя нет. Я понимаю, что эти мысли никуда не денутся сегодня. Понимаю, что мне не заснуть. Понимаю, что не могу так больше...
Где-то должны быть припрятаны сигареты. Я слезаю с подоконника и иду в комнату. Где-то здесь, у кровати, в тайнике. Я привычно нащупываю его рукой. Да. Там лежит маленькая коробочка. Я достаю ее. Пачка «Kiss». Открываю. Слава Богу, почти целая. Надеюсь, этого хватит, чтобы снять напряжение...
Обычно я не курю. Нет. Такое бывает редко. Крайне редко. Я курю, только когда мне плохо. И, да, я могу это признать, сейчас мне плохо. Мне очень плохо. Без тебя...
Я возвращаюсь на балкон. Непослушными руками я достаю тонкую сигарету и зажигаю ее с третьей попытки. Жадно затягиваюсь. До боли в горле. На глазах выступают слезы. Но я не позволяю себе закашляться. Я медленно выдыхаю сизую струйку дыма и смотрю в окно.
Там детская площадка. Сейчас ночь, и она, естественно, пуста. Но в тот день там было так много народа.

***

Бегу от толпы. Быстро бегу. Эта толпа — одна из дворовых банд.
— Акелла! — слышатся их крики. — Стой! Тебе все равно от нас не уйти!
Так стремительно я еще не бегала никогда в жизни. Я сворачиваю за угол, и тут чья-то сильная рука дергает меня к себе. Я просто в ужасе. Я почти готова закричать. Но тут другая рука закрывает мне рот и крепче прижимает меня к себе, утягивая в тень кустов.
Толпа моих преследователей проносится мимо. Буквально в паре сантиметров от меня и этого человека, что так крепко держит меня в своих объятиях.
Проходит минута. Мое сердце все еще стучит в бешеном темпе. Сильные руки, наконец, отпускают меня. Я медленно разворачиваюсь. И вижу тебя. На тот момент мы не знакомы. Конечно, если бы мы были знакомы, стала бы я так пристально вглядываться в тебя? Молчала бы я, не зная, что сказать? Боялась ли я тебя? Нет. Но тогда....
— Акелла? — удивленно произносишь ты. У тебя очень приятный, я бы сказала, бархатный голос. — Это твое имя?
Я, помедлив, киваю, решив не вдаваться в подробности. Нет. Конечно, это не имя. Свое имя я уже почти забыла. Акелла — это всего лишь прозвище. Давнишнее дворовое прозвище. Еще с детства я была не такой, как остальные девчонки. Я предпочитала играть в догонялки и войнушку, нежели нянчится с куклами. Я всегда была среди мальчишек, и я была их лидером. «Акелла — вожак стаи», — ласково называли они меня. И я не возражала. Мне всегда нравилась сказка про Маугли.
Ты смотришь на меня своими невообразимо зелеными глазами. Глаза. Это все, что я вижу в тени.
— Спасибо... — хрипло говорю я.
— Не за что, — просто отвечаешь ты и, посмотрев вслед убегающим подросткам, спрашиваешь:
— За что это они тебя так?
«Как так?» — хочется уточнить мне, но тут я вспоминаю произошедшие события.
— Это долгая история, — вздыхаю я, потерев разбитую губу.
— У меня масса свободного времени, — отвечаешь ты с тенью усмешки.
Я молчу.
— Ты, конечно, не обязана мне все рассказывать, — говоришь ты, заметив мое состояние. — Просто, думаю, если ты расскажешь, тебе станет легче. И я смогу чем-нибудь помочь.
В твоем до этого смеющемся голосе проскальзывает нотка теплоты. Я поднимаю голову и смотрю тебе в глаза, пытаясь тебя понять. Ты усмехаешься и, взяв меня за руку, тянешь за собой. Почему-то я не хочу сопротивляться. Наверно, я слишком устала.
Мы идем сквозь густые кусты смородины, что растет под окнами обычных домов. Колючки репейника цепляются за джинсы, и, когда мы выходим из зарослей в маленький переулок, я начинаю яростно отряхиваться. Ты стоишь рядом и улыбаешься. Потом ты приводишь меня к серой, ничем не примечательной девятиэтажке, открываешь дверь и пропускаешь меня вперед. Мы заходим в лифт, поднимаемся на восьмой этаж. Ты открываешь слегка обшарпанную дверь квартиры:
— Добро пожаловать в мою крепость!
Я удивленно оглядываюсь. Внутри довольно уютно. Небольшой диван, кофейный столик, книжный шкаф, пара мягких кресел...
— У тебя очень уютно, — говорю я. Дежурная вежливость.
Ты улыбаешься мне в ответ:
— Спасибо. Чай, кофе, потанцуем?
Я впервые за все время улыбаюсь.
— У тебя очень красивая улыбка, — говоришь ты. Я немного смущена. Но ты беззаботно продолжаешь:
— У меня еще компот есть.
— Кофе, — тихо отвечаю я.
— С коньяком? — ты тут же подмигиваешь.
В другой раз я бы, наверное, засмеялась, но сейчас только отрицательно качаю головой. Ты пожимаешь плечами:
— Как хочешь, — и скрываешься где-то, бросив на ходу:
— Присаживайся, чувствуй себя как дома. Я скоро.
Я сажусь на краешек дивана. Знаешь, я все еще не понимаю, какого черта я пошла с тобой.
Ты возвращаешься. У тебя в руках две чашки. На одной из них нарисован скорпион. Так я узнаю о твоем знаке зодиака. Ты ставишь их на столик и пододвигаешь кофе ко мне. Встаешь. Уходишь. Возвращаешься с тарелкой печенья. Снова садишься рядом. Я молчу. Ты берешь в руки чашку, откидываешься на спинку дивана и, прихлебывая чай, вытаскиваешь одно печенье.
— Угощайся.
— Спасибо. Не хочу, — отвечаю я.
— Что ж, — ты вновь пожимаешь плечами, — мне больше достанется.
Я аккуратно беру чашку и делаю небольшой глоток.
— Вкусно, — замечаю я.
На этот раз молчишь ты.
— Спасибо тебе еще раз, — говорю я.
Я говорю это очень искренне. Ты действительно ангел, который спас меня.
— Не за что, — вновь повторяешь ты.
Мы какое-то время молчим. А затем ты прерываешь мои размышления.
— Ну?
— Что? — не понимаю я.
— Что случилось? — Хм... это более понятно.
— М-м-м... — протянула я, не зная, как начать. — Это была банда «Дикие»...
— Это я знаю. Что им от тебя-то нужно было? Может, я смогу помочь.
— Это вряд ли, — мрачно усмехаюсь я. — Недавно я побила их «босса».
— Побила? — удивляешься ты с улыбкой.
— Да, в боксе... — протягиваю я. — Я иногда боксирую. Он сам назначил бой и проиграл. А теперь мстит.
Вот в такой жизненной ситуации я была в тот момент.
— А у тебя разве нет друзей, которые могут помочь?
Этот невинный вопрос острым скальпелем резанул по сердцу. Я крепко сжала зубы.
— Есть. Были. Они уехали. Учатся. За границей, — медленно, с большими паузами произнесла я, и мой собственный голос казался мне тогда глухим и надломленным.
— Понимаю...
Все парни, с которыми я была дружна столько лет, уехали. Их команду в прошлом году пригласили в престижный спортивный иностранный университет, и я первая хотела, чтобы они там учились. Это же здорово! Но сейчас я осталась одна. Без них. Без тех, с кем проводила все свое свободное время, без тех, с кем никогда не было страшно, без тех, кто был мне так дорог. Без них. Без моих друзей. Я так крепко сжала зубы, что послышался скрежет.
Ты смотришь на меня. Во взгляде твоих зеленых глаз понимание, сострадание, какая-то теплота.
Хорошо, что там нет жалости. Я терпеть не могу, когда меня жалеют. Я сильная. Меня нельзя жалеть. Иначе я никогда не прощу себе свою слабость.
И ты не жалеешь. Ты просто смотришь на меня. И тут я понимаю, что мне действительно легче. Просто легче и все. Почему, интересно?..
— Саша, — после недолго молчания говоришь ты.
— Что? — переспрашиваю.
— Меня зовут Саша.
Ты неловко протягиваешь мне руку. Я пожимаю. У тебя длинные тонкие пальцы, и рука такая теплая.
— Приятно познакомиться, Саша! — отвечаю я и широко улыбаюсь.

***

Я вновь жадно затягиваюсь едким дымом, как будто надеясь, что он заглушит эти воспоминания. Яд расползается по организму, но это не приносит ни новой боли, ни облегчения. Стряхивая пепел, я замечаю, что мои руки дрожат. И это отнюдь не из-за ветра и холодного дождя, который уже давно намочил мою футболку и волосы.
Я уже не в силах сопротивляться своей же памяти, и она, пользуясь этим, резко накатывает на мое и без того раскаленное сознание.
С того дня мы с тобой стали друзьями. Мы, как все нормальные друзья, гуляли, смеялись. Приходили друг к другу в гости, смотрели кино, слушали музыку, обсуждали последние новости мира. С тобой было легко. Мы стали очень близкими друзьями. Я знала все твои секреты, а ты мои. Создавалось впечатление, что мы знакомы всю жизнь.
Каждый день я ждала, когда ты приедешь из университета, и мы пойдем гулять. Иногда встречала тебя на остановке. Твоя улыбка стала для меня самым дорогим в этой жизни. Я стремилась всегда быть рядом...
Господи! Когда же все вышло из-под моего контроля? Когда дружба стала чем-то большим? Когда я поняла это?!! Было сложно, но я училась притворяться. День за днем просто играла роль лучшего друга. Я не могла сказать тебе правду. Не могла сказать, что ты давно для меня больше, чем просто друг. Не могла сказать, что при виде тебя мое сердце пропускало удар, а затем билось в ускоренном темпе. Не могла... Я боялась? Да. Да, я боялась потерять лучшего друга. Боялась остаться одна. Боялась быть не понятой. Боялась тебя. Боялась себя. Боялась тех чувств, что с каждым днем становились только сильнее и сильнее. Пламя в сердце разгоралось и, можно сказать, просто бушевало внутри, ища выхода на свободу. А снаружи я была такой же, как всегда. Сильной, независимой... И только однажды ты замечаешь: «Все в порядке? Ты какая-то странная в последнее время, Акелла. Холодная...» Я лишь отшучиваюсь, говоря, что тебе показалось или ты преувеличиваешь. Вру что-то про контрольную, про то, что к ней надо готовиться, и это отнимает много сил. Ты тут же предлагаешь свою помощь, но я не могу тратить свое драгоценное время, проведенное рядом с тобой, на какие-то уроки. Нет уж. Только не уроки.
Кстати, в школе начали замечать, что я стала хуже учиться. Говорят, уж не влюбилась ли я. А я... Я глупо краснею и стараюсь уйти от темы.
А сейчас, чтобы заглушить воспоминания, я учусь. Чтоб не оставаться один на один со своей болью, я заставляю себя учиться. Я хожу на дополнительные занятия, прохожу несколько курсов сразу. Я очень хорошо учусь, только этого мало. Я заставляю себя заниматься боксом, чтоб избавиться от мыслей о тебе. Но и это не помогает.
Господи! Ну почему все так?
Как? Как такое могло произойти?

***

Мы с тобой идем по темным улицам. Сегодня твой день рождения. Мы с тобой сидели в кафе. Сидели долго. До тех пор, пока не пришло время его закрытия. Мы идем в обнимку по разбитому асфальту. Да-да, именно в обнимку. И совсем не потому, что нам так хочется. Просто ни ты, ни я не можем стоять на ногах ровно. «Хорошо, что дома нет мамы...» — думаю я.
Вдруг ты говоришь:
— А давай дойдем до фонтана на площади! Там сейчас, наверно, красиво! — ты мечтательно улыбаешься.
Я медленно соображаю. С одной стороны, мне очень хочется сходить туда с тобой, а с другой стороны, уже поздно, я все еще не совсем трезвая, и к тому же ночью довольно холодно.
Видя мои сомнения, ты начинаешь канючить:
— Ну, Акелла, давай сходим! Там красиво! Ну, пойдем! Ну, пожалуйста!!!
Минуты через две я сдаюсь, и мы уже поворачиваем в сторону фонтана. На твоем лице довольная улыбка.
— Ни стыда у тебя, ни совести! — укоризненно заявляю я.
Ты делаешь удивленное выражение лица. У тебя слегка расширены зрачки от выпитого за сегодняшний день спиртного, отчего твои глаза кажутся еще больше.
При виде такого выражения я смеюсь, и ты на секунду прижимаешь меня к себе крепче. Сердце замирает. Но ты уже отстраняешься, и все возвращается в норму.
Вот мы уже на площади. Здесь так пусто. Хотя, правильно. Нормальные люди по ночам спят, а не шатаются по улицам, как мы. Вокруг горят фонари и неоновые огни разных магазинов. А в центре все этого яркого великолепия возвышается фонтан. Я любуюсь им издалека, пока ты бросаешь монетку в воду, вспомнив примету, что желание обязательно сбудется, если бросить монетку в фонтан. Я не знаю таких примет. Но я верю тебе. И спустя какое-то время тоже закидываю мелочь в воду.
Недалеко от площади есть искусственный пруд. Вокруг него много лавочек. Мы выбираем ту, что находится под одиноко стоящим деревом. В это время суток тихо. По глади воды проходит небольшая рябь от легкого ветерка. Я стараюсь сидеть ровно, но учитывая то, что у скамейки отсутствует спинка, а я все еще подшофе, это довольно сложно. А ты мечтательно смотришь на небо. Сегодня на нем виден Млечный путь.
Алкоголь уже почти выветрился, и мне потихоньку становится холодно. Сегодня мы пили шампанское, затем ликер, бренди... Это было вкусно, и легкое головокружение было приятным, до тех пор, пока не пришлось встать. Хм... Все же часто такое повторять не стоит.
Ветер потихоньку становиться пронизывающим. Мои зубы начинают легонько стучать. А ты все еще стоишь и с самым расслабленным видом смотришь на звезды, на водную гладь... Я энергично тру предплечья руками, чтоб хоть как-то согреться.
Всего на секунду я выпускаю тебя из поля зрения. А когда вновь смотрю на то место, где только что видела тебя, обнаруживаю его пустым. Я собираюсь оглянуться по сторонам, но тут прямо у моего уха раздается твой мягкий бархатный голос.
— Ты замерзла? — я не могу шелохнуться. Твой голос словно гипнотизирует меня.
Твои руки аккуратно обнимают меня за плечи, и я чувствую тепло, исходящее от тебя. Я в полном замешательстве. Ты, чуть-чуть нагнувшись, стоишь за моей спиной. Твое мерное дыхание слегка колышет прядь моих волос. От тебя всегда пахнет свежей мятой, но сегодня я чувствую легкий чуть горьковатый запах ликера «амаретто». Ты кладешь свой подбородок мне на плечо и закрываешь глаза. Сильные руки более удобно обхватывают меня и прижимают крепче. Я слышу, как размеренно стучит твое сердце. Мое же в этот момент бьется в ускоренном темпе. Твой голос заставляет меня вздрогнуть.
— Сегодня удивительный вечер, — говоришь ты.
— Д-да, — мой голос дрожит и отнюдь не от холода.
— Знаешь, это лучший день рождения в моей жизни. Спасибо, — последнее слово ты произносишь очень тихо. Твои губы слегка касаются моего уха. Я замираю от внезапно нахлынувших чувств.
— Все было... — ты на секунду замолкаешь, подбирая слово, — потрясающе...
Я подарила тебе длинный мягкий шарф и диск. Ты ведь так любишь классическую музыку. Шарф был очень теплым и красивым, а на диске была подборка из лучших композиций твоих любимых музыкантов. Тебе очень понравилось. Я чуть не задохнулась тогда в твоих объятиях. Но сейчас твои руки обнимаю меня по-другому. Совсем по-другому...
— У меня осталось только одно желание.
Я медленно соображаю, о чем ты говоришь, и то, что ты так близко, совсем не способствует ускорению моего мышления.
Все дело в том, что однажды мы с тобой заключили одну сделку. В день рождения каждый может загадать другому три любых желания, будь-то «принеси стакан воды» или «прокукарекай десять раз». Я в свое день рождения загадала тебе спеть песню, станцевать канкан и сфотографировала тебя в костюме бэтмена. Да, тогда я так над тобой поиздевалась. Но ты редко обижаешься.
— Надеюсь, ты не попросишь меня искупаться в фонтане?! — иронически спрашиваю я, постепенно возвращаясь в роль лучшего друга.
— Заманчиво... — протягиваешь ты с ноткой смеха в голосе. — Но нет... Поцелуй меня.
Что? Я, наверно, ослышалась... Ты не можешь меня об этом просить. Мечты не могут сбываться от того, что я бросила мелочь в фонтан.
— Что? — надломленным голосом произношу я.
— Поцелуй меня, Акелла, — повторяешь ты, слегка отодвинувшись и посмотрев мне в глаза.
Я буквально тону в этих темно-зеленых океанах. Твои глаза темные, почти черные... Я не совсем понимаю их выражение. Там замешано столько эмоций.
Не понимая, что же я делаю, практически бессознательно, я встаю со скамейки, разворачиваюсь и тянусь к тебе. К твоим губам. Мое сознание в эту минуту настолько далеко от меня. Все, что я вижу, — твои темные глаза и слегка приоткрытые губы. Я почти целую тебя так, как мне хочется, но буквально за секунду я резко останавливаю себя, вправляя себе мозги мыслями, что так нельзя. Я слегка приподнимаюсь и дотрагиваюсь до твоей щеки своими губами. Всего миг. Я отстраняюсь и опускаю глаза, боясь встретиться с тобой взглядом.
С твоих губ слетает тихий разочарованный стон. У меня внутри все трепещет. Нервы натянуты до предела. Ты не двигаешься.
Я не знаю, кто первый из нас поднял голову и потерял контроль. Но уже через мгновение я поняла, что целую тебя. И ты отвечаешь мне. Самозабвенно, страстно, жадно... Я обнаруживаю свои руки в твоих спутанных волосах. Мы дышим урывками, и в этих маленьких перерывах ты повторяешь мое имя.
Наконец мы отстраняемся друг от друга. Наше дыхание сбито. Ты прижимаешь меня к себе настолько крепко, что между нами остается только тонкий слой одежды. Я обнимаю тебя. Ветер обдувает раскаленное сознание...
— Я люблю тебя, — тихо шепчешь ты мне на ухо.
Читать дальше yuri.teinon.net/fanfiction/fandoms/originals/strange_story_of_one_love

майские сестры

Ласковый май, печенье и торт, черный верес и четыре солдата. Весело воды бегут подо мной, ласковый май, кровь бухло и солдаты. Прощай гребаный мир!

P.S. Шутка xDD

 
Нежность и касание сестры, ласковая тома и приятный голос ночи. Я балдею...